Сказка

ЗВЁЗДОЧКА (сказка)

Надев чёрное бархатное платье, на землю опустилась ночь.

И сразу тысячи звёзд засверкали на небе яркими огоньками.

Но самой красивой оказалась, появившаяся на небе Луна.

В эту ночь родилась новая Звёздочка.

Она огляделась по сторонам и воскликнула:

– Ах, как здесь красиво! Все блестит и сияет!

Со всех сторон на неё смотрели величавые звёзды.

И вдруг взгляд Звёздочки упал на Луну.

Не зная кто перед ней, Звёздочка решилась заговорить с красавицей:

– Кто Вы? – спросила она.

Я – Луна, – ответила ей незнакомка.

– А кто я? – спросила Звёздочка надменную красавицу.

– Ха-ха, – засмеялась Луна в ответ:

– Ты – самая обыкновенная Звёздочка. Таких, как ты, много на небе, а я одна и причём самая красивая.

 – Ах, – воскликнула Звёздочка, –  как прекрасен звёздный мир, как великолепна ты, Луна,  в своём сиянии! Как хорошо жить!

Сказав это, Звёздочка засветила ещё ярче.

Мимо на помеле пролетала ведьма Шуйра. Услышав их разговор, ведьма прошипела, как змея:

– Это что ещё за глупости я тут слышу? … «Я самая краси-ва-я», – передразнила ведьма Луну. – Вот возьму и произнесу заклинание, и все звёзды исчезнут с неба. И ты, гордячка Луна, исчезнешь вместе с ними.

И ведьма громко захохотала.

 – А тебе, Звёздочка, – я дам возможность повисеть на небе, но ты должна будешь сиять так слабо, чтобы люди тебя видели только в большие телескопы.

 Но не смей нарушать это условие. Как только начнёшь радовать людей своим великолепным сиянием, сразу же упадёшь за Землю и разлетишься на мелкие кусочки. А потом наступит следующая ночь – снова засияют звёзды на небе и появится Луна, но тебя рядом с ними не будет.

Ведьма Шуйра расхохоталась громче прежнего. А потом она уставилась в одну точку и произнесла страшное заклинание:

– Звёзды в небе не горите, мои чары их гасите. Ты, Луна, не сияй, гасни, гасни, угасай!

И сразу звёзды стали меркнуть, и все до единой исчезли с неба. Не стало видно и красавицы Луны.

– Ах, как грустно, – произнесла Звёздочка, – как одиноко!

Ведьма, в недоумении посмотрев на Звёздочку, спросила:

– Нужны тебе эти звёзды и эта гордячка Луна! Ты же живёшь! Чего ещё надо?!

Сказав это, ведьма Шуйра улетела.

Печали Звёздочки не было границ.

И тут она вспомнила слова Ведьмы:

 «Как только начнёшь радовать людей своим великолепным сиянием, сразу же упадешь за Землю и разлетишься на мелкие кусочки…»

«Но зато появятся звёзды и красавица Луна», – сказала про себя Звёздочка.

 – Значит, чтобы они появились, мне нужно погибнуть, – воскликнула она, и стала всё сильнее и сильнее излучать свет.

И чем ярче светила Звёздочка, тем быстрее падала вниз на землю.

Едва коснувшись земли, Звёздочка разлетелась на мелкие осколки.

В это время маленькая лесная Фея спала в душистых фиалках.

Услышав удары осколков о землю, она открыла глазки.

 Фея сначала не могла понять, что произошло.

И тут перед ней появилась ведьма Шуйра.

Не обращая внимания на Фею, ведьма закричала скрипучим голосом: – Глупая Звёздочка….. а ещё говорила: « Как хорошо жить!»

– Так это была Звёздочка? – спросила Фея Ведьму.

– Да, была, да вот, что от неё осталось, – прошипела Ведьма и со всей силы пнула осколки Звёздочки. – Однако, странная эта Звёздочка, – качая головой, сказала Ведьма.

Маленькой Фее стало жаль Звёздочку. Она топнула ножкой и приказала Ведьме:

– Немедленно верни Звёздочку на небо!

– Ещё чего?! – возмутилась Ведьма и с высокомерием посмотрела на Фею. – Маленький опёнок вылез из пелёнок. Подрасти, а потом приказывай! Где это видано, чтобы Зло делало доброе дело? – и, захохотав, ведьма исчезла.

Фея действительно была слишком мала, чтобы своим волшебством вернуть Звёздочку на небо. Не желая мириться со случившемся, она попыталась соединить осколки от Звёздочки. Однако осколки были такими мелкими, что их невозможно было собрать в единое целое.

На минуту Фея задумалась, потом она взяла волшебную палочку, взмахнула ею над осколками погибшей Звёздочки и произнесла:

– Гори, гори, возгорайся, в Светлячков земных превращайся!

И тут же на месте осколков появились светящие маленькие Светлячки, которые сразу же разбежались по травке.

 И где бы Светлячки ни появлялись, они светили людям, как когда-то это делала маленькая, добрая Звёздочка.

А ночью, как и прежде, на усеянном звёздами небе появлялась красавица Луна. Она печально смотрела на землю и, любуясь Светлячками, вспоминала маленькую и добрую Звёздочку.

 

Про лису и журавля

Всем известная лиса,
Гордость леса и краса,
Подружилась с журавлём
И души не чает в нём.
Как-то утренней порой,
Говорит она с душой:
- Приходи в мой дом, дружок,
Угощу тебя я впрок!
Кашку станешь ты едать,
Клюв тебе не закрывать!
Мы и песню можем спеть,
Станцевать и пошуметь!
Заверял журавль лису:
- Я визит свой нанесу!
Вот в один из ясных дней,
Направляется он к ней,
На душе его легко,
Солнце в небе высоко,
Птички песенки поют,
На лугах цветы цветут,
Красотой сияет пень,
До чего хороший день!
Да лисе не до красот,
У лисы полно хлопот.
Ей бы кашу поделить,
В деле глаз не запылить:
- Я себя не обделю,
Ложка каши — журавлю!
Остальная каша мне,
Я не враг сама себе!
Взгляд лисы в тарелке вяз,
Вдруг она пустилась в пляс
У лисы, в тарелке той,
Каша высится горой,
А в тарелке журавля,
След крупиночек в края.
Тут журавль явился в дом,
Речь не вёл он за столом,
Но лисе молчать невмочь,
Поболтать она не прочь:
- Про дела свои забудь,
Кушай, друг, не обессудь!
Опустил журавлик взгляд,
Чувствам стал своим не рад
И в тарелку клювом, стук,
Закружил по дому звук
Клюв журавлика пустой,
В нём крупинки ни одной!
Кашку, бедному, не взять,
Но клюёт журавль опять,
От смущенья весь горит,
На лису он не глядит.
А лису в словах несёт,
Ей слова, что сладкий мёд:
- Кашки ты такой не ел,
Вижу, даже припотел!
Дальше клюй, не торопись
И смотри, не поперхнись!
Долго он ещё стучал,
От стола голодным встал.
Та лисичка вся в слезах,
Говорит ему в дверях:
- Ты прости меня, дружок,
Нет чайку на посошок!
Нищета тому виной,
Тяжело мне жить самой!
Не пошёл журавль в уклон,
Отдал лисоньке поклон,
Пригласил её в свой дом,
Потрапезничать, вдвоём.
Уж на завтра, без сует,
Ей преград к визиту нет:
- Подкрепиться в самый раз,
Сил моих иссяк запас!
И лиса рванула в путь,
Ей истома давит грудь,
На душе её легко,
Солнце в небе высоко,
Птички песенки поют,
На лугах цветы цветут,
Красотой сият пень,
До чего хороший день!
А журавлик эти днём,
Весь в работе за столом.
Он окрошечку творит,
На лисичку нет обид.
За работой минул час,
Влил журавль в окрошку квас
И сметанкою заправил,
Без каких там либо правил.
Тут же он кувшины взял,
Разливать её в них стал,
В деле этом не мудрил,
В равных долях всю разлил,
Стал лисичку поджидать,
Горько-тягостно вздыхать.
Скоро в дом лиса вошла,
Носом чутко повела,
Села быстренько за стол,
Положила хвост на пол.
Тот кувшинчик перед ней,
Говорит журавлик ей:
- Ты отведай угощенья,
Сделай другу одолженье!
У окрошки дивный вкус,
Помочи, лиса, в ней ус!
Тут лиса застыла вмиг,
У неё вопрос возник:
«Чудеса какие здесь,
Из кувшина как же есть?!
Узко горло у него,
У меня же пасть, ого»!
Уж она и так и сяк,
Ей не взять еду никак!
Стала лисонька сопеть,
На журавлика глядеть,
Злобно глазками сверкать,
Не могла свой гнев унять.
Да журавль не горевал,
Он окрошечку глотал,
Скоро съел её, до дна,
Хороша была она!
Клюв журавль крылом утёр,
Со стола все крошки стёр,
До двери лису повёл,
Разговор такой завёл:
- Ты, лиса, прости меня,
Привечал от  сердца я!
Угостил тебя, чем мог
И тому свидетель, Бог!
И пошла лиса домой,
Хвостик тащит за собой,
И цветы не в радость ей,
И не в радость соловей,
И такая дребедень,
Этот старый дряхлый пень!
С той поры прошёл уж год,
В думке лисонька живёт:
«Не пойму его никак,
Почему он сделал так?!»
А журавлик до сих пор,
С ней не водит разговор.
Он обрёл себе друзей,
Стаю верных журавлей
И нисколько не грустит,
Дружбой с ними дорожит,
С ними в счастье и в беде,
И они с ним в дружбе все.

Врубель Михаил Александрович.

vrubel

(1856-1910) русский живописец. В своём творчестве обращался к романтике средневековья и Возрождения, к античной мифологии и русской сказке в его произведениях нередки элементы загадочности, таинственности, характерные и для поэзии раннего русского символизма. Восточная сказка Богатырь Царевна-Лебедь Снегурочка Пан Шестикрылый серафим Иллюстрации к поэме М. Ю. Лермонтова «Демон»: Голова Демона Демон Демон и Тамара Всадник Ангел с душой Тамары Частично использованы материалы сайта www.abcgallery.com. || назад || выбрать картину || дальше ||

Шестикрылый серафим .

serafim

«Духовной жаждою томим, В пустыне мрачной я влачился, — И шестикрылый серафим На перепутьи мне явился. Перстами легкими как сон Моих зениц коснулся он. Отверзлись вещие зеницы, Как у испуганной орлицы. Моих ушей коснулся он, — И их наполнил шум и звон: И внял я неба содроганье, И горний ангелов полет, И гад морских подводный ход. И дольней лозы прозябанье. И он к устам моим приник, И вырвал грешный мой язык, И празднословный, и лукавый, И жало мудрыя змеи В уста замершие мои Вложил десницею кровавой. И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное вынул И угль, пылающий огнем, Во грудь отверстую водвинул. Как труп в пустыне я лежал, И бога глас ко мне воззвал: «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей, И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей». А. С. Пушкин, «Пророк».

Ещё один сайт на WordPress